• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рецензии (список заголовков)
13:02 

"Акира"

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
Снесите к черту эту гигантскую помойку, в которую превратился наш мир, и оставьте от нее лишь ровную и чистую площадку! Прекратите валяться в отбросах, словно свиньи, отриньте страх, забудьте про боязнь! © Рю Мураками, «Война начинается за морем»


Удивительно, но центральное анимационное произведение Катсухиро Отомо оставило куда меньше впечатлений, чем другие его проекты и — особенно — сама манга.

Дело даже не в первенстве первоисточника и какой-то его особенной ценности на фоне экранизации: хотя манга «Акира» определенно великое произведение, выходящее за рамки любого эстетического направления и жанра, было бы очень глупо говорить, что она по умолчанию лучше, чем экранизация, просто потому что она манга. Нет, дело вовсе не в этом.

Сильно чувствуется, что, хотя в руках Отомо-сан был карт-бланш на самостоятельное создание фильма на основе своего эпохального произведения (мечта едва ли не каждого писателя, а особенно комиксиста), перед ним стоял целый ряд проблем и далеко не со всеми он смог справиться. И в первую очередь это касается ритма произведения: хотя композиция фильма «Акира» стройная и крепкая (ну, то есть сюжетные ветки не перекрывают друг друга и не уходят в никуда, как это было с ОВА по «Angel Sanctuary»), нет нарастания напряжения, нет плавного подведения к катарсису — и это при умелом создании мрачной атмосферы нью-токийской урбанизированной разрухи. События выглядят не столько вытекающими сами собой из сложившейся ситуации, сколько конспектом развернутого первоисточника: сначала была такая завязка, потом произошло это, и от этого последовало то-то. Проще говоря, сильно не хватает развернутого контекста — он намечен, но не развернут, отчего мир Нью-Токио, с его экзальтационной одержимостью, яростью, жестокостью и при этом чисто человеческой усталостью и растерянностью перед грядущим остается немного вне истории. Это разумно, учитывая то, что при адаптации гигантского 28-томного произведения в полнометражку по-любому придется что-то терять, но всё равно грустно. Тем более что «Акира» подразумевает глубокую вовлеченность зрителя в созданный мир: это не только история про конкретно Тэцуо Шиму и его как бы друга Канэду, не только история про мальчишку, не справившегося с богоподобной силой, и конкретного паренька, пытающегося остаться человеком среди уничтожения всего человеческого, но это история о мире вообще и о том, что с ним станется. Конечно, понятно, почему так произошло, да и реализация в итоге вышла более чем достойная, но всё равно немного грустно.

Однако это сугубо личные впечатления, разумеется. «Акира» как фильм не становится хуже от того, что кому-то манга-первоисточник, а также другие анимационные произведения Отомо-сан показались несколько сильней и проработанней: это всё равно прекрасный пример анимационного фильма, выходящего за рамки стандартных представлений об аниме и научно-фантастической дистопии, а также очень умное и циничное размышление о человеческом стремлении вырваться за рамки человеческого — при современном научном прогрессе это более чем возможно, но будешь ли ты при этом человек, а не пожирающей саму себя и весь мир массой неконтролируемой силы?..

(и всё-таки, причём тут киберпанк?..)

@музыка: Lumen - Урманга

@темы: рецензии, аниме

02:59 

"Фома Гордеев"

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
Живут тоже… а как? Лезут куда-то… Таракан ползет — и то знает, куда и зачем ему надо, а ты — что? Ты — куда?..©


И почему на этот фильм нет ни одной рецензии?.. На самом деле это действительно странно. Даже на самые проходные фильмы обязательно кто-нибудь что-нибудь да напишет — а тут Марк Донской, экранизация яркого и интересного рассказа Горького, 59-ый год, всё-таки не начало двадцатого века… И при этом даже в книгах, посвященных кино 60-х, вы едва ли найдёте упоминание о «Фоме Гордееве», если только не констатацию того, что да, этот фильм существует, и он был снят тогда-то и тем-то. И ладно бы такая ситуация сложилась с провальным и откровенно неудачным фильмом, но ведь нет же: помимо того, что это аккуратная экранизация горьковского рассказа, «Фома Гордеев» — довольно интересный фильм сам по себе.

Конечно, он страдает от той же проблемы, от которой страдали все иллюстративные фильмы-экранизации 50-60х: тяга к тенденциозности, сухость повествования, рыхлая композиция, благодаря которой начальные события проскакивают минут за десять, из-за чего середина удлиняется и смазывается эмоциональное влияние на зрителя… Всё это, конечно, так, но, к чести Марка Донского, эти недостатки не выглядят столь катастрофичными и к тому же компенсируются хорошо сыгранными горьковскими диалогами. В случае с этим писателем всегда есть опасность скатиться в тенденциозность и патетичность, превращающие искренние и естественные слова в пустые лозунги, однако и это обошло стороной «Фому Гордеева». Есть, конечно, некоторая утрированность персонажей и перегибы в драматическом напряжении ряда сцен, но это объясняется особенностью литературного материала и особенностями же исторического периода, когда вышел фильм.

Главное же достоинство «Фомы Гордеева» заключается в одновременно корректном отношении к горьковскому тексту и при этом эмоциональной искренности режиссерской позиции. А если говорить человеческим языком, то — просто ты этой истории веришь, от и до. Даже не потому, что она ставит острые проблемы (тем более что это вряд ли можно было бы назвать достоинствами самого фильма, скорее, литературного первоисточника), а потому экранизации удалось удивительно бережно передать симпатию к морально амбивалентному главному герою и при этом остро и полемично передать суть произошедшей с ним трагедии. Злодеи-купцы хоть и выглядят несколько карикатурно в своей жажде наживы и туполобой ограниченности, но это не нежелание работать с характерами персонажами, а осознанный прием, ясно демонстрирующий, каких именно людей боится Фома; к тому же эта нечеловеческая злоба отлично срабатывает в кульминационной сцене избиения и унижения. Это и должны быть не-личности: личности-то все либо спиваются и деградируют, как Фома, либо юродствуют и побираются, либо привыкают к бесконечному унижению своего достоинства и не сопротивляются. И — самое главное — в работе Марка Донского чувствуется тот же самый посыл, что есть практически в любом, даже самом неудачном, произведении Горького: ощущение, что так не должно быть, что это неправильно, что этому можно и нужно противостоять, это социальной чудовищной машине, опрокидывающей и уничтожающей людские судьбы. Причем не то чтобы внутри фильма было много гражданского пафоса (разумеется, совсем без него не обходится, всё-таки пятидесятые), просто этот вывод выходит как-то сам собой, из контекста и трактовки ситуации.

И целая галерея замечательных актёрских портретов. Георгий Епифанцев создал потрясающего человека, одновременно задумчивого и романтичного, страстного и дремуче-необразованного, рефлексирующего и темпераментного, взывающего к справедливости и честности, но при этом абсолютно неуправляемого… Великолепная работа, почему о ней так редко вспоминают в связи с советскими экранизациями? А прекрасный бесчинствующий купец в исполнении Сергея Лукьянова? Мечтательная, но абсолютно пассивная Люба, превратившаяся из интеллектуальной девушки в простое украшение, которое надо поскорее сбагрить потенциальному жениху? А бесподобный хитроватый Маяков? Ей-богу, лучшая работа в фильмографии Павла Тарасова: этот хитроватый прищур, ласковые интонации, мимолетно сменяющиеся яростной сталью в голосе, мерзковатая добрейшая полуулыбка редкостной мрази… Каждая сцена с ним превращается в настоящее наслаждение, даже если внутри кадра происходят ужасные вещи — будь то предательство собственного воспитанника или оскорбления дочери. Потрясающий персонаж.

В общем, я ей-богу не понимаю, что не так с «Фомой Гордеевым», что эту работу обходят тактичным молчанием. Она же чертовски хороша, и как фильм, и как экранизация, а ведь такое сочетание встретишь нечасто.

Странно всё это.

@музыка: Rammstein – Engel

@темы: кино, рецензии

02:26 

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
Список читаемого:
1. Библия (сейчас - 3-я Книга Царств).
2. Жан-Пьер Жанкола, "Кино Франции. 1958-1978".
3. "Жанры кино".
4. В. Ждан, "Эстетика фильма"

Список дочитанного:
1. Е. Добин, "Козинцев и Трауберг"

2. Библия (Книга Судий, Руфь, 1-я Книга Царств)
Книга Судий
Руфь
1-я Книга Царств
2-я Книга Царств

3. Дворниченко О., "Гармония фильма".

4. Е. Добин. "Поэтика киноискусств. Повествование и метафора".

5. "История зарубежного кино. Кино стран социализма".

6. Г.Долматовская, "Французское кино: отсчёт от военных лет".
Тот пример действительно хороших советских книг по истории кино, когда явная идеологическая направленность её не портит ни подборку материала, ни его анализ.

Исследование во многом повторяет структуру «Меча и Хиросимы» Инны Генс: сначала берутся предвоенные тоталитарные (в данном случае предвишистские) годы, затем анализируется непосредственно кинематограф военных лет, как постепенно искусство кино уничтожает в себе профашистские настроения, после, разумеется, рефлексия военной темы в кино 50-х, 60-х и, наконец, 70-х. Выводы, точка, что будет дальше – сложно сказать, так как на момент выпуска этой книги во французском кино действительно было очень неоднозначное отношение к вишистскому режиму, и стремление к оправданию своего прошлого и демифологизации деятельности Сопротивления сталкивалось с естественным отторжением такого подхода.

Но, к сожалению, в отличие от «Меча и Хиросимы», «Отсчет от военных лет» страдает от большей субъективности автора. Разумеется, когда читаешь советские исследования, нельзя не ждать определенной идеологической позиции и использования патетической лексики, однако субъективная неприязнь к инаковым проявлениям кинематографа (отличающихся от патетико-героического настроения иных лент военного времени) не должна идти во вред анализу. А тут, к сожалению, идёт: «Лакомб Люсьен» плох тем, что показывает народ в качестве пассивной и агрессивной единицы, не демонстрируя его желания изменить ситуацию, «Молчание моря» проигрывает «Детям райка» потому что показывает привязанность французов к их немецкому гостю и фактически вообще не демонстрирует нужду и страдания французского народа, а камерное «Супружество» было бы куда лучше, будь оно реально о деятельности Сопротивления, а не об отношениях мужа и жены. Подобные претензии выглядят необъективно и немного портят впечатление от в целом достойного анализа эстетических устремлений каждого десятилетия и художественных особенностей отдельных лент.

Но в остальном «Отсчёт от военных лет» надо читать хотя бы для того, чтобы понять всю специфику военной темы во французском кинематографе: учитывая сложную роль Франции в военные годы и то, какую роль для французов сыграл вишистский режим и деятельность Сопротивления, мимо этого просто так не пройдёшь. Не получится.
запись создана: 28.07.2015 в 03:12

@музыка: Alanis Morissette – Blowin' in the Wind (Bob Dylan)

@темы: флешмоб, рецензии, книги

22:27 

"Agukaru"

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
В сущности, «Agukaru» - это такая японская Даша-путешественница, только про выращивание полезных в хозяйстве растений, съедобных и несъедобных. Живёт на какой-то ферме маленькая девочка Санае Бараки – няша, сирота и агроном. Вместе с ней на той фирме живёт какая-то летающая мокона, о происхождении которой зритель имеет самые смутные представления: может быть, она дух этого поля, или покровительница бобовых культур, или злобная юрэй, сожравшая родителей малютки Санае… Сказать сложно, но, в любом случае, именно это чудо с крылатыми ушами помогает Санае просвещать малолетних зрителей о том, как надо выращивать рис, как ухаживать за полями и так далее. Этой благородной миссии постоянно мешают зловредные лесные зверики: кабан, енот и крот-мегаломаньяк. Они хотят слопать весь урожай бедняги Санае и строят самые невероятные планы, как это сделать: как вам такое, построить гигантского шагающего робота и сломать теплицу? А? А?! Но ничего страшного, ведь у Санае Бараки припрятан козырь в рукаве: она не только милая няша в джинсах, она ещё и девочка-волшебница Бараки, Ангел Агрокультуры, которая несёт возмездие во имя риса и огурцов…
Разумеется, этот мини-сериал рассчитан на самых маленьких – и в целом свою функцию просвещения через развлечение выполняет с достоинством. Шутки смешные, персонажи яркие и выразительные, рассказы о различных растениях и способах за ними ухаживать не кажутся чем-то скучным и перебивающим сюжет… Скажем, если бы у нас вместо «Барбоскиных» каких-нибудь крутили «Agukaru», лично я б была только за, потому что штука действительно очень обаятельная, милая и даже захватывающая: удастся ли покушать вечно голодному кабанчику или нет?!..

@музыка: Ленинград и Сергей Шнуров – Яблочко

@темы: рецензии, аниме, впечатления

09:42 

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
А вообще надо постепенно возвращаться к практике написания рецензий... А то фильмов скопилось гигантское количество, и, боюсь, без посторонней помощи я нескоро выберу, на что надо бы написать отзыв ^^''
Так что... поможете, ми?

Котики, тут даже есть немношк новых фильмов! Заказывайте )))

Аниме

Мультфильмы

Фильмы
запись создана: 16.02.2016 в 23:35

@музыка: Rebecca – Sie war gewohnt, geliebt zu werden

@темы: рецензии, мультфильмы, кино, аниме

09:32 

Е. Карцева, "Вестерн. Эволюция жанра"

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
«Вряд ли читают сегодня Фортюне де Буагобэ. Но произведения Дюма-отца – читают. Они по-своему – вечны и, стало быть, это достойный внимания жанр».


Давным-давно на лекциях по истории кино нам рассказывали, что единственный исключительно кинематографический жанр, не имеющий аналогов в другом виде искусства, это вестерн. Елена Карцева триумфально доказывает обратное – в принципе, вся первая половина книги посвящена истокам вестерна, в частности в приключенческой литературе. Исследователь, правда, рассматривает не столько знаменитые «десятицентовые романы» (хотя и им уделено значительно место), сколько вообще природу эскапистской литературы, будь то романтические мелодрамы или авантюрные романы, где не имеет значения, кто именно главный герой – баронет, ковбой или мушкетёр. Разумеется, подобная преемственность ни в коем разе не исключает самобытности и художественной ценности кино-вестернов, просто немного не правильно считать жанр кинематографическим только из-за образной составляющей – далеко не уникальной, пусть и ассоциирующейся как правило с кино…
Вообще что такое вестерн и в чём причина его привлекательности для зрителя? Почему фильмы, посвящённые двум-трём историческим периодам в одной конкретной стране, так интересны не только для жителей этой самой страны, но и для зрителей других государств и континентов? Что такого спрятано в харизме Джона Уэйна, Берта Ланкастера и Грегори Пека, что на них бежали смотреть – даже примерно представляя себе, какого персонажа они будут играть в этот (очередной) раз?

«Второразрядный вестерн ничуть не лучше, но и ничуть не хуже детектива, фантастического или криминального фильма того же класса, ибо все они разительно похожи друг на друга»


В книге весьма подробно рассмотрена эволюция жанра (ну, до семидесятых, когда книга была издана – разумеется, про «Железную хватку», «Мертвеца» или «Джанго освобождённого» вы там не прочтёте), рассматриваемые в нём конфликты и темы, детально описаны персонажи-«маски» и как отношение к ним менялось в течение времени… Немного сказывается недостаточность приводимых примеров, но этот недостаток (в сущности, не очень значительный, ведь это просто нам, современным читателям с доступом к англоязычной литературе на смежную тему, есть с чем сравнивать, не говоря уже про возможность посмотреть любой фильм про интернету) с лихвой окупается остроумнейшими слогом автора, его верными наблюдениями и многочисленными примерами из литературы – как художественной, так и исследовательской. Про язык – это очень важное уточнение, потому как, к сожалению, киноведческую литературу не всегда возможно читать, не овладев в полной мере её языком и терминологией; однако «Вестерн. Эволюция жанра» легко пойдёт даже если вообще ничего не знать о киноведении. Отчасти это связано с тем, что специфически кинематографические вопросы в книге не рассматриваются (но не игнорируются полностью!) – это в большей степени разговор об эстетике и художественном влиянии, чем вопрос, как такое кино вообще снимают.
Немного загадочно (лично мне, как читателю) острое неприятие исследователем спагетти-вестернов, в частности фильмов Серджио Леоне. Разумеется, эта неприятие обосновано и достаточно подробно, как и должно в научной литературе, аргументировано, но всё равно это не может не наталкивать на некоторые сомнения в правомерности деления Карцевой вестернов по категориям: почему в одном случае психологическая жёсткость – это хорошо, а в случае с Серджио Леоне – плохо?.. Но это так, не столько недостаток, сколько вопрос из будущего, в котором вестерн ассоциируется не с белозубыми красавцами из тридцатых, а с мрачным прищуром циничных героев Клинта Иствуда. Кстати, вот была бы любопытная тема для исследования…

«Так что же такое вестерн? Можно сказать, что это жанр, объединяющий обширные циклы книг и фильмов, посвящённых освоению Дикого Запада. Ответ по форме правильный, но не приводящий к пониманию этого сложнейшего явления американского искусства».


В любом случае, «Вестерн. Эволюция жанра» - книга очень подробная, интересная, увлекательная и способная пробудить любовь к предмету исследования даже у тех людей, которые вестерны вообще не смотрят. А ещё – раскрыть глаза на то, что вестерны – это нечто большее, чем просто линейное адреналиновое зрелище про героических героев, коварных злодеев и кровожадных цветных; и что если даже фильм именно такой, как сейчас было описано, то это неспроста…
Интересно, есть ли подобные толковые книги по другим жанрам, традиционно полагающимися низкими? Ну про фильмы ужасов понятно, есть, а вот про ромкомы и слэпстики? Я б почитала…

другие избранные цитаты

(кадр из фильма "Последняя капля воды" 1911 года)

@музыка: Юрий Морозов - Её зовут Люси

@темы: впечатления, кино, книги, рецензии

11:11 

"Дети против волшебников"

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
«- Вы в состоянии провести обычную, мирную разведку – без взрывов, без пальбы и обугленных корпусов? Вы согласны отправиться в замок на пару дней, осмотреться там и вернуться назад?
«Ур-р-ра! Взрослое задание! Волшебников уничтожать!» - очень хотелось крикнуть суворовцу Царицыну».


«Дети против волшебников» – явление уникальное и в какой-то степени парадоксальное. Конечно, мировой культуре не впервой встречаться с произведениями агитационными и агитирующими – причём агитировать они могут на что угодно. Были и фашистские произведения, и антисемитские, и агрессивно-религиозные, не просто критикующие возможность иного вероисповедания, но прямо называющие любую религию, помимо своей собственной, ошибочной, если уж не гибельной и деструктивной; всё было, и Зервас тут не первооткрыватель. Те, кто вырос в девяностые, может смутно помнить тоненькие сектантские брошюрки, то ли стилизованные под детскую литературу, то ли в самом деле ориентированные на ЦА возрастом младшего и школьного возраста, которые, естественно, критиковали современные нравы и призывали детей вернуться к истокам – и неважно, идёт ли речь о язычестве или какой-то мутантской христианизированной смеси из всякого оккультного мусора.
Что Зервас действительно сделал нового, так это аккумулировал все те идеи, которые на тот период (самое начало двухтысячных) были едва обозначены в обществе, а теперь, в две тысячи десятых, бьют со всей пропагандистской нездоровой мощью, и избрал в качестве объекта атаки самую культовую детскую серию книг современности… и, надо признать, сделал это весьма талантливо.

«В пёстрой массе подростковых физиономий – бледных и смуглых, чернокожих и жёлтых, - не встречалось и намёка на нормальное русское лицо с носиком-курносиком, круглыми глазами и каким-нибудь забавным хохолком на макушке. Все макушки были прилизаны, глаза подкрашены либо закрыты очковыми стёклами, а курносиков будто и вовсе не существовало в мире магов и ведьм».


Роман «Дети против волшебниках» мало что говорит о детях, зато весьма пространно освещает жизнь волшебников – настолько хорошо, что порой оставляет далеко позади неоднородно описанный мир Джоан Роулинг. Конечно, их нравы, образ мыслей и традиции окрашены одной краской, но, знаете, у чёрного далеко не меньше оттенков, чем у серого: маги представлены и ведунами, портящими посевы, и помешанными на деньгах алхимиками, и соблазнительницами-чаровницами, и аристократичными оккультистами, и фейскими карикатурными привратниками… В эти моменты писательский, ну, допустим, талант Зерваса сияет в полную мощь: читать про садистов, лжецов, томных поэтов, банкиров и прочих негодяев куда интереснее, чем про главных героев, тоже писаных одной краской, но уже и вовсе безо всяких оттенков. Хотя Зервас безусловно старался создать многогранные и психологически достоверные образы… но назвать главных действующих лиц таковыми – означает оскорбить слова «психологически достоверный» и «многогранный». В лучшем случае герои просто никакие, в худшем – не менее жуткие социопаты и моральные уроды, чем однозначно отрицательные персонажи, чьи деструктивные идеи хотя бы не одобряются автором. Кстати, отличить хороших от плохих можно не только благодаря прямолинейному до примитивности сюжету, а ещё и по тому, насколько славянские у них имена и фамилии (например, злая сирота – Эльвира Турухтай, а добрая – Ася Рыкова), и какого цвета у них волосы, кожа и глаза (смуглый темноглазый соблазнитель брюнет Лео Рябиновский против белолицего голубоглазого блондина-кадета Ивана Царицына).

«Ему не повезло. У него не было русской защиты».


В отличие от «Тани Гроттер», «Порри Гаттера» и других пересказов-переложений, «Дети против волшебников» занимают однозначно негативную позицию по отношению к первоисточнику. Гарри Поттер не просто вреден – он опасен для детей, потому что пропагандирует занятия колдовством и ворожбой; он создаёт привлекательный образ сказочных злодеев и подменяет моральные ценности детей всего мира… А ещё, если верить сюжету «Детей», то способствует алкоголизму (?), наркомании (?!) и раннепубертатной нимфомании (?!!), провоцирует садистские наклонности, прививает культ жадности, накопительства и меркантильности, через этические манипуляции и откровенные мистификации навязывает оккультно-мистический взгляд на мир, зомбирует и фактически похищает из родных стран-государств… Порой – с последующим убийством в особо извращённой форме, во время ритуального жертвоприношения (да, кстати, я не упоминала, что персонажи поттерианы – ещё и каннибалы?.).
Оставим вопрос «как это вообще связано с сагой про мальчика-сироту и волшебную школу»; к поттериане «Дети» имеют примерно то же отношение, что «Тромео и Джульетта» - к произведению Шекспира. Это всего лишь переосмысление (с плагиатом, поскольку авторские права Роулинг всё ещё в силе, но да ладно), мало ли таких было и ещё много точно будет. Но – какую же целебную пилюлю предлагает Зервас против инфекции ворожбы и западных ценностей? Оголтелый национализм (нет, прямо об этнических чистках речи не идёт, но, по сути, все нации, кроме русских и греков, дефектны и склонны ко всем тем порокам, благодаря которым волшебникам удаётся их зомбировать), массовый переход в лоно православной церкви и насилие. Ну, то есть как, с одной стороны есть аж целая сюжетная ветка, посвящённая тому, что немотивированное насилие суть есть грех; но если во славу Божью и ради ерундовых этических оправданий, то вроде бы и можно весьма графично отстреливать головы доберманам, убивать натовских военных, охраняющих истребителей от угона, да жертвовать чужими жизнями, перед тем взяв их в плен… Ну а что такое, условия военного времени-с; даже несмотря на то, что время ни черта не военное, и во многих случаях в подобной жестокости (кстати, совершенно не свойственной оригинальной серии книг) нет необходимости.
Нельзя сказать, что книга «Дети против волшебников» написана хорошо; но она написана броско и человеком, который (в отличие от очевидно менее талантливой Донцовой) умеет создавать атмосферу и строить повествование. И это намного хуже, если бы она была просто плохой, в том числе и по своим литературным качествам; произведения, чьи форма и содержание совпадают, вызывают куда меньше отвращения и когнитивного диссонанса…

избранные цитаты

art by автор иллюстраций в книге не указан, вот настолько всё классно с этой книгой

@музыка: OST "Принцесса Лебедь" - Чудная идея

@темы: Дети против волшебников, впечатления, книги, рецензии

14:12 

М. Горький, "В людях"

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
И пошёл я в люди. © М. Горький, «Детство»


«В людях» - это не столько зарисовки о быте и нравах русской деревни начала двадцатого века, сколько поток проходящих через отрочество Лёши Пешкова событий и людей. По крайней мере, мне нравится так воспринимать эту книгу; когда говоришь о зарисовке быта и нравов, представляется что-то холодное, антропологическое, исследовательское, а тут Лёша, несмотря на своё очевидное различие с окружающими его людьми (привилегия самому себе, разумеется, но кто из нас в этом не безгрешен?), является точно такой же частью общества, как и другие симпатичные ему отщепенцы – Смурной, Королева Марго, прачка Наталья, Хорошее Дело и другие. Люди как-то существуют, чаще ругаются, чем мирятся, делают друг другу вред, помогают (часто не по доброте душевной) – и страдают, бесконечно страдают от того положения, в котором находятся. Но, парадокс, не хотят его менять – даже нет, тут дело не в отсутствии желания, а в полном равнодушии и душевном каком-то мазохизме, калечащем и превращающем людей в жестокий скучающий сброд.
Не знаю я, что писать об этой книге. Слов пока выработать собственных не могу; она куда умнее и сильнее меня.

избранные цитаты


@музыка: Parliament - Give Up The Funk

@темы: рецензии, книги, впечатления

08:41 

Л. Касьянова, А. Каравашкин, "Дорога к мастерству. Портреты кинорежиссёров ГДР"

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
«Была на студии и группа людей, которая намеренно пыталась подорвать авторитет молодой немецкой кинематографии, скомпрометировать её в глазах общественности. Под их влияние попадали и некоторые честные художники. Так появлялись в репертуаре студии ленты, в которых, как в кривом зеркале, искажалась действительность, злобно высмеивались условия жизни демократической Германии».


У Германия долгая и сложная история кинематографа; особенно сложная – в тот период, когда Германия была разделена, и это разделение проявлялось не только в различных политических и общественных укладах, но и в культуре. По обе стороны стены создавались шедевры и проходные поделки, и там и там германское киноискусство имело свои преимущества и проблемы. В частности, очевидной проблемой являлось то, что на первых порах послевоенного разгрома ни ФРГ, ни ГДР не имели ни технической, ни эстетической возможности быть абсолютно самостоятельными и независимыми – для этого нужно было сначала сформировать своё собственное видение истории и выработать свой собственный киноязык. А как? Каким должен быть этот киноязык? Очевидно отличающимся от тоталитарного Третьего Рейха, но всё равно – каким?

«И если сегодня обратиться к прошлому, вспомнить, в каких необычайно сложных условиях начинала своё существование ДЕФА, как труден и прерывист был путь становления нового, социалистического искусства Германии, становится очевидным: в напряжённой борьбе с идеологическими противниками ДЕФА выстояла и победила <…>»


Вопреки часто звучащему мнению, что участие СССР фактически убила национальную самобытность кино ГДР, это опровергается тем простым фактом, что именно в ГДР возникли такие без шуток великие режиссёры, как Конрад Вольф, Хайновский и Шойман, Гюнтер Райш – и это уже не говоря о режиссёрах, не охваченных исследованием «Дорога к мастерству», а именно Херрман Цшохе, Рольф Лозански, Зигфрид Хартманн и многие другие. Собственно, замысел-то книги «Дорога к мастерству. Портреты кинорежиссёров ГДР» интересный и благой – привлечь внимание рядовых советских зрителей к киноискусству Восточной Германии. Конечно, в 1973 году эта задача была не столь актуальна, как сейчас, когда школьникам дай бог не перепутать аббревиатуры ГДР и ФРГ, но от этого не теряющая своей ценности.

Конрад Вольф: «Возможно, я ошибаюсь, но мне подчас кажется, что каши кинематографисты чрезмерно увлекаются драмами. Отсюда – обилие на экране мрачных, недовольных жизнью людей, тягостная обстановка, неразрешённые конфликты – всё это может создать превратную, неправильную картину нашей жизни в социалистической Германии».


К сожалению, как и в исследовании «Сделано в Голливуде» Е. Карцевой, в «Дороге к мастерству» Л. Касьяновой и А. Каравашкина очень заметно, в какой именно период и в какой стране была написана эта книга. Причём в «Дороге к мастерству» эта очевидность и явная политическая не то чтобы ангажированность, но навязчивая идеологичность усугубляется за счёт материала: как в серии советских ВГИКовских учебников самым худшим был тот, который затрагивал кинематограф Восточной Европы (поскольку заставлял думать, что только благодаря СССР кинематограф в этих-то странах и возник – что, конечно, отчасти правда, но отчасти, а не целиком), так и тут – книга, раскрывающая действительно интересную кинематографию ГДР, концентрируется больше на вопросах политики и влияния СССР, чем, собственно, на кино. Разумеется, я не хочу сказать, что исследовательская ценность книги нулевая – не нулевая: в ней действительно более-менее подробно охвачены творческие пути и характерные особенности целого ряда малоизвестных нынче режиссёров… Но – охвачены однобоко, к тому же не всегда справедливо и лишь с точки зрения их идеологического наполнения, и редко – художественной ценности.

Честно говоря, было бы интересно почитать современные исследования, портреты и просто обзор кинематографа ГДР, без такой тесной привязки искусства одной страны к политике другой. Естественно, что обойтись совсем без этого невозможно – уж таков исторический контекст, но всё же любопытно, как трактуют того же Курта Метцига или тем паче супругов Торндайков современные киноведы? Может быть, такие книги уже и есть, просто я не в курсе…

А «Дорога к мастерству» - исследование, конечно, познавательно; но, увы, не отличающееся ни глубиной, ни хотя бы яркими и интересными характеристиками описываемых режиссёров (а ведь это важная составляющая жанра «портрета»!).

(кадр из фильма "Пёстроклетчатые")


@музыка: The Cranberries – Animal Instinct

@темы: рецензии, книги, кино, впечатления

08:18 

"Воскрешение Рейчел"

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
«Рейчел, ты не можешь быть живой. С медицинской точки зрения каждый твой последующий вздох может стать последним».


Честно говоря, никогда не приходилось писать развёрнутую рецензию на комикс. Ну окей, вру, приходилось, но этот опыт был, скорее, неудачным и ни на что не влияющим, так что пусть моя попытка сформулировать собственное мнение о «Воскрешении Рейчел» будет этаким трёхколесным великом в жанре обзоре комикса.
И в первую очередь хотелось бы выразить свою абсолютно профанскую радость: как же круто, блин, «Воскрешение Рейчел» нарисовано! Простите, этот восторг очень наивный: я, к сожалению, не могу похвастаться глубоким знакомством с комикс-индустрией, и потому подобная эмоциональность может казаться неуместной, но на самом деле рисунок Терри Мура делает половину всей истории и атмосферы. Нельзя сказать, что «Воскрешение Рейчел» выигрывает исключительно за счёт своей визуальной составляющей – это не так, но просто то, как насколько подробно-реалистичный здесь рисунок, насколько он детализованный, и как органично в нём сочетается викканский эстетизм с реалистичными бытовым сценами, а порой – и жутковатым, отталкивающим натурализмом… Честно говоря, мне сложно представить более уместный подход к истории о ведьмовстве и проклятии в современном… ну, почти в современном сеттинге. Удивительно, как при такой кинематографичности повествования за экранизация «Воскрешения Рейчел» до сих пор не взялся ни один из современных теле-каналов, кажется истории такого рода сейчас в мейнстриме.
Но, наверное, это и к лучшему.

«…я представляю себе жизнь и смерть как сожителей, находящихся в непрекращающемся акте совокупления со времён сотворения всего сущего. Состояние? Вовсе нет. Жизнь и смерть – это сущности, они повелевают нами и заставляют поступать так, как требует их воля…»


«Воскрешение Рейчел» напоминает старые-добрые классические триллеры – тех времён, когда формально их было сложно отличить от ужасов (а порою и вовсе не нужно). По атмосфере комикс – нечто среднее между «Сайлент Хилл», «Давайте напугаем Джессику до смерти», «Призрак дома на холме», «Ведьмы из Блэр», ну и частично «Твин Пикс»; впрочем, это всё ассоциативный ряд, конечно. «Воскрешение Рейчел» достаточно выразительна и сама по себе, чтобы быть узнаваемой – и, да, самобытной.
Это удивительно красивая история. Во всех смыслах красивая, не только с точки зрения эстетики и рисунка Терри Мура.
Наверное, для полноты обзора надо бы найти объективные недостатки комикса, наверняка они есть… но зачем?


@музыка: Борис Гребенщиков - Серебро Господа моего

@темы: рецензии, комиксы, впечатления, Воскрешение Рейчел

21:10 

Pinkie Pie don't care. She does what she wants.
Была у меня лекция, посвящённая киноэволюции сюжета "Красавицы и Чудовища"; и вот её примерный конспект, который пока всё ещё в процессе, поскольку количество материала увеличивается, исследовательское поле расширяется... ну и вот.

Сюжет «Красавицы и Чудовища» является одним из наиболее древних – и, естественно, претерпевшим немыслимое число метаморфоз, поэтому мы не будем сейчас анализировать его эволюцию в кинематографе, хотя, безусловно, там есть о чём поговорить (например, какой у неё всё-таки первоисточник – легенда о Психее и Амуре или же всё-таки Персефоны и Аида). Мы сконцентрируемся исключительно на том, как этот сюжет проявил себя в литературе и лишь немного поговорим о первоисточнике.
Традиционно им принято считать сказку Жанны-Мари Лепренс де Бомон «Красавица и Чудовище». Она, в свою очередь, является более целомудренным пересказом аналогичной истории от Габриэль-Сюзанн Барбот де Вильнёв, которая, в свою очередь, эстетско-метафорическая вариация народного сюжета… В общем, мы не будем сейчас углубляться в то, как видоизменялся этот сюжет (хотя сама эта история заслуживает отдельного научного исследования), скажем лишь пару слов о том, что вообще из себя представляет сказка де Бомон.

читать дальше
запись создана: 26.07.2017 в 08:08

@музыка: Гийом Дюфаи – Рондо "Adieu ces bons vins de Lannoys"

@темы: статьи, сказки, рецензии, кино

И не ведали, что скоро зима

главная